пятница, 16 октября 2015 г.

Инклюзивное образование (московский опыт)



Споры о том, насколько эффективно совместное обучение здоровых детей и детей, имеющих трудности в обучении, не утихают.  Как помочь ребенку-инвалиду избежать конфликтов в детском коллективе и справиться со школьной программой, как сделать так, чтобы он не переутомился  на занятиях и не утратил веру в себя. Эти вопросы мы адресуем директору московской инклюзивной школы № 1429 Любови Олтаржевской.
- Любовь Евгеньевна, вашей школе эксперимент по инклюзивному образованию идет уже шестой год. Как удается ввести ребенка в новую для него среду? Какие проблемы при этом возникают?
- Сегодня в нашей школе девятнадцать детей с ограниченными возможностями здоровья. Есть дети с ДЦП, расстройствами аутистического  характера, эпилепсией, с серьезными нарушениями зрения. У большинства сохранен интеллект. В этом году в первый класс мы приняли  мальчика-колясочника с  тяжелой формой ДЦП и девочку с синдромом Дауна.
В каждом инклюзивном классе введена ставка тьютора-воспитателя. Он  находится рядом с ребенком в течение всего учебного дня. Ребенку не нужно в одиночку преодолевать психологические  и физические барьеры. В этом залог успеха.
Если у ребенка возникают трудности с усвоением материала, преподаватель дает ему индивидуальные задания. Тьютор сидит с ребенком за одной партой. Он не вмешивается в работу, только деликатно направляет, если это нужно. Главное задача тьютора – поддерживать ребенка в его самостоятельных действиях, чтобы в дальнейшем он мог социализироваться и жить обычной жизнью среди сверстников. Воспитатель координирует работу всех специалистов группы  сопровождения – логопедов, психологов, дефектологов, инструктора ЛФК. Кроме того, он помогает выстраивать отношения ребенка с другими детьми.
Конечно, немаловажно, что наша школа находится в новом здании, в котором  есть пандусы, туалеты для инвалидов, специальный лифт, опознавательные цветовые символы для слабовидящих, зона релаксации,  кабинет психологической разгрузки, сенсорная комната, зал ЛФК.
- Для детей с трудностями в обучении не предусмотрены сокращенные уроки?
- Конечно, не каждый наш ученик может выдержать сорокапятиминутный урок. Для того чтобы контролировать ситуацию как раз и нужен тьютор. Если ребенок ушел мыслями с урока, он пытается вернуть его в школьную ситуацию, помочь сконцентрироваться. Мы используем в обучении элементы программы коррекционных школ. Если ребенок устал, можно переключить его внимание на какое-то время – пойти в зал физкультуры, зимний сад.
Сегодня меняется парадигма образования. Если раньше мы говорили о знаниях, то сейчас говорим о компетенциях  в ключевых областях, которые позволяют человеку успешно социализироваться. В связи с этим наша главная задача  – помощь в социализации особого ребенка.
- Как происходит оценка знаний?
- Сегодня все ребята справляются с программой. Кто-то лучше, кто-то с проблемами, но их успеваемость позволяет переходить из класса в класс. В будущем году нас ожидает серьезное испытание. Старшие дети перейдут в  шестой класс, начнутся сложные предметы – география, физика, химия, биология. 
Мы государственное образовательное учреждение, предоставляем образовательную услугу и в итоге должны выдать документ, который свидетельствует о том, что ребенок освоил программу. В то же время для нас очевидно, что часть детей программу не освоят. Непонятно, какой документ об образовании следует им выдавать.
И в Москве принят закон об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья. Это  стратегический, прорывной документ, но ему не хватает конкретики.  Если под него не будут приняты подзаконные акты, он не  будет работать.
Надеемся, что к моменту выхода детей из школы эта проблема будет решена. Не так давно у нас были гости из Англии, где действует 100-балльная система оценки знаний. Думаю, она могла бы решить нашу проблему оценки знаний. Все дети получают единый документ, но у кого-то по математике 80-100 баллов, которые позволяют ему продолжить образование в университете, а у кого-то 7-10 баллов. Это говорит о том, что ребенок получил социальные навыки в процессе обучения – научился считать, может расплачиваться в магазине, знает время.
- За время проведения эксперимента педагоги убедились в преимуществе инклюзивного образования?
- Безусловно. Приведу примеры. Мальчик, страдающий аутизмом, пришел к нам в прошлом году в первый класс. На первых порах он не контактировал со сверстниками, очень сложно было привлечь его внимание.
Недавно у нас побывали специалисты из городской службы. Они были крайне удивлены результатам, который этот ребенок показал за год обучения в инклюзивном коллективе. Он здоровается, улыбается, отвечает на вопросы, усваивает школьную программу.
В нашей школе нет ребят, которые не занимаются физкультурой. Те, у кого есть ограничения по здоровью, занимаются в отдельной группе. Но малыши настаивают на том, чтобы заниматься  вместе со здоровыми сверстниками. Один первоклассник из спецгруппы по физкультуре подошел к преподавателю и спросил:  «Игорь Анатольевич, почему вы лишаете меня общения?». Мы пришли к такому решению этого вопроса – первые двадцать минут дети занимаются лечебной физкультурой, а потом вместе со всем классом играют.
- Когда принималось решение о начале эксперимента, не возникало возражений со стороны родителей здоровых детей?
- В нашей школе традиционно обучались все дети: конкурсного отбора никогда не было, существовали классы коррекционного обучения. Мы восприняли вхождение в эксперимент как помощь в уже ведущейся работе. Наши педагоги прошли подготовку в центре психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Тверской», который стоял у истоков проекта «СТРИЖИ» (стремление к инклюзивной жизни). Включение в проект позволило ввести дополнительные ставки специалистов службы сопровождения, улучшить материальную базу школы. Наши специалисты побывали на стажировках в Белоруссии, Армении, где есть большой опыт инклюзивного образования. Эта работа могла не получиться, если бы у нас не было поддержки со стороны окружного управления образования и городского департамента образования.
Многие родители, услышав о том, что мы работаем по программе «СТРИЖИ», приводят своих здоровых детей к нам в первый класс. По их мнению, в обстановке инклюзивной школы их дети будут более милосердными,  добрыми к окружающим. Для родителей это важный критерий.   
Дата публикации 05.03.2011
Автор статьи: Марина Меренченко
Источник: http://www.materinstvo.ru/art/6922

Комментариев нет:

Отправить комментарий