понедельник, 24 октября 2016 г.

Музейно-экскурсионный Киев для незрячей гостьи



Недавно, с 2 до 6 сентября ко мне приезжала замечательная гостья – журналист из Санкт-Петербурга Алия Нуруллина. Эта поездка много значила как для нее, так и для меня. Алия – незрячая, следовательно, ее самостоятельная поездка поездом из Петербурга в Киев с пересадкой в Москве была событием неординарным. Ее организация потребовала от меня определенной профессиональной подготовки и уровня знаний по коммуникации, позволяющих показать Киев, в том числе, ряд музеев, невизуально, сделав этот визит полным разнообразных  впечатлений и интересным как для Алии, так и для меня самой. 
Ряд теоретических знаний о том, что самостоятельные поездки незрячих людей возможны и были распространены, у меня был на примере есперантиста, списателя и тифлопедагога Василия Ерошенко (1890-1952), который совершил свою первую самостоятельную поездку на учебу в Англию еще в 1912 году. Не удивляли и несколько сот незрячих эсперантистов, которые собирались самостоятельно на мировые ежегодные конгрессы, проходящие в разных странах в XIX – ХХ веках, впрочем, их конгрессы-встречи, не слишком многочисленные, проводятся и сейчас.  В 2012 году такой конгресс прошел под Киевом. Если же вспомнить кобзарскую традицию, то окажется, что несколько столетий назад странствующие незрячие музыканты были одной из самых мобильных групп традиционного украинского общества. Но попытка самой принять слепую гостью на несколько дней и выстроить не только необычный экскурсионный маршрут в современном мегаполисе, но и ежедневное общение и быт стала для меня совершенно новым личным и практическим опытом.
Наше общение длилось всего четыре дня, но и этого было очень много. Программа включала посещение ряда музеев, концерта карильонной музыки  под открытым небом на территории Софии Киевской, длительные пешие прогулки к Днепру, по паркам и улицам Киева. Маршрутов строились так, чтобы передать ощущение движения, пространства, звуковой ткани нашего города и даже ночное его освещение – иллюминацию центра и светомузыкального фонтана возле оперного театра, так как небольшое светоразличение у Алии есть.  Основные задачи – общение, новая обстановка, новый опыт, новые эмоции. Итак, я пыталась показать звук, движение, расстояние, пространство, рельеф, фактуры предметов. Обязательным условием интересного общения был подробный рассказ об окружающей среде, предметах, событиях, явлениях.
День первый – Национальный центр народной культуры «Музей Ивана Гончара». В музее, где я работаю, мы познакомились с традиционными украинскими народными инструментами незрячих исполнителей – кобзой и бандурой, которые показал научный сотрудник нашего музея и кобзарь Руслан (Русалим) Козленко. Алия родом из Казани, Татарстан, и наши традиционные музыкальные инструменты кобза и бандура были для нее совершенно незнакомыми.  Показать – это значит рассказать и дать инструмент в руки, чтобы его устройство стало понятным. Далее мы устроили костюмированную фотосессию в моем украинском народном костюме с. Мельница-Подольская на Тернопольщине, в фондах тактильно рассмотрели большую ступу с пестом и плетеного из соломы конька-игрушку. Я подготовила и провела экскурсию по залам экспозиции, особо подчеркивая темы кобзарства, незрячих исполнителей эпоса и носителей слепецкой цеховой традиции, фотографии которых представлены в залах музея, о кобзаре Остапе Вересае (1803-1890), о переносе Тарасом Шевченко образа странствующего слепого-кобзаря на себя и на собственное поэтическое творчество , а также о том, как этот гениальный художественный перенос и «Кобзарь» Шевченко отразились в культуре Украины в дальнейшем. К сожалению, в устройстве именно нашего музея преобладает визуальный показ музейных предметов, и большинство экспонатов в экспозиции смонтированы под стеклом (текстиль, гончарство, изделия из дерева, соломы, ряд икон, подсвечники и др.), поэтому недоступны для осмотра незрячими. 
В рамках реализации программ по доступности музеев  Киева для разных категорий людей с инвалидностью мы работали с глухими и слабослышащих детьми. Доступна на ощупь композиция из жерновов и частично – воспроизведение стены хаты с копиями старинных фотографий в рамках в зале «Бытие». Однако научный сотрудник-экскурсовод по договоренности с коллегами имеет возможность использовать предметы из реквизитного фонда, которые можно дать в руки посетителям для ознакомления, например, такие как погремушка, плетеная из лозы, свисток-окарина, домотканый вышитый кролевецкий рушник, предметы с отчетливо рельефной или резной поверхностью и другие. Это четвертый случай в моей практике с 2004 года, когда я провожу для незрячих экскурсии по музею: здесь была группа незрячих эсперантистов несколько лет назад, а также еще двое моих знакомых из Москвы и Киева, по предварительной договоренности. 
Неожиданным и приятным сюрпризом стало пребывание в музее одновременно с нами делегации представителей нескольких буддийских миротворческих организаций. Особенно бурное эмоциональное восхищение как у наших гостей, так и нас с Алией вызвала временная выставка традиционной яворивской игрушки мастеров Львовщины Оксаны Когут и Остапа Сойки (проект «Играй!»), где были представлены, в частности, игрушки подвижные, а также звуковые с широким спектром звуков: погремушки, коростели, игрушечные скрипочки и тому подобные. Огромный познавательно-эмоциональный потенциал этой выставки именно для особой экскурсии стал для меня очень приятным открытием и позволил решить острый вопрос – что и как показывать в экспозиции, преимущественно ориентированной на визуальное восприятие цветов, изображений и фактур музейных предметов из традиционного народного быта. Для гостей-буддистов после осмотра музея был проведен концерт женского вокального трио «Родная песня» под руководством Василия Трилиса, который послушали и мы, по окончании осмотрев выставку «Шедевры украинской народной вышивки» и комплексы народной одежды, многие из техник вышивки и отделки которой является рельефными.
Второй день в Киеве начался с поездки на Днепр: станция метро «Днепр» со смотровой площадкой над набережной, где мы подышали свежим днепровским ветром и пространством и поприветствовали утреннее солнце, а также Труханов остров, откуда открывается вид на правобережный Киев с его святынями. 
Мы с Алией вышли к воде, где сфотографировались, покормили уток у берега, а на обратном пути встретили у Поклонного креста погибшим жителям сожженной в войну Предмостной Слободки настоящего казацкого вороного коня и вернулись в исторический Киев на правый берег. Нашей целью была Киево-Печерская лавра. Я рассматривала подъем на Большую Лаврскую колокольню как один из запасных вариантов, но, посоветовавшись, мы решили все же попытаться воплотить этот план в жизнь. Пешком пройдя мимо Парка Вечной Славы и Мемориала жертвам Голодомора, мы пришли в Киево-Печерскую лавру. С сотрудниками музея-заповедника я предварительно договаривалась, что в случае посещения нас пропустят, поскольку на сайте Киево-Печерского заповедника справедливо указаны ограничения по состоянию здоровья посетителей: людям с инвалидностью посещение колокольни не рекомендуется. Большая благодарность коллегам за гостеприимство – нам удалось испытать себя, одолеть 374 ступеньки вверх и сфотографироваться на память под колоколами на бывшей высочайшей точке старого Киева. После обеда и небольшого отдыха на Майдане Независимости нам еще удалось осмотреть концертную бандуру у приветливых молодых кобзарей из кобзарской школы с. Стритивка, которые выступали прямо на площади. А вечером нас ждал уникальный концерт «Мистерия карильона» под открытым небом на территории Софии Киевской с участием карильонистки Ирины Рябчун, струнной группы Национального Президентского оркестра Украины и певицы Антонины Матвиенко. После концерта по улице Владимирской мы вышли к Национальной опере Украины, где ко Дню Независимости Украины только  что был открыт новый светомузыкальный фонтан.
День третий был преимущественно посвящен встрече с друзьями в Алии и отдыху – у меня. Но выяснилось, что у нас еще есть несколько свободных часов, которые хорошо было бы как-то творчески использовать. Одним из запасных вариантов на случай накладок и непогоды у меня было посещение Литературно-мемориального музея-квартиры Павла Тычины, куда мы и отправились в воскресенье утром. Однако отличием этого «визита выходного дня» было то, что я не договаривалась о нем предварительно, не предупреждала и даже не позвонила коллегам, уже отправляясь к ним. Это было довольно спонтанным решением с риском, что музей не сможет нас принять, обусловленным, однако, тем, что Музей-квартира Павла Тычины одним из первых в Украине с 2013 года реализует проект «Доступный музей», ведя работу именно с незрячими посетителями. Этот музей сотрудничает с Всеукраинской общественной организацией инвалидов по зрению «Генерация успешного действия», школой-интернатом для слепых детей им. В. Батюка и другими организациями и активистами. В музее уже было проведено несколько обучающих семинаров и тренингов по методике музейного общения с особыми группами посетителей. 
Наше посещение этого гостеприимного музея оказалось очень удачным: музейщики были готовы внезапно принять нежданных гостей, к тому же утром мы были единственными посетителями, и сотрудница музея Богдана Таранина провела для Алии тактильную экскурсию, во время которой можно было ознакомиться с интерьером квартиры и мемориальными вещами поэта Павла Григорьевича Тычины. Особое внимание привлекли музыкальные инструменты – мемориальная бандура, изготовленная в 1940 году мастером Владимиром Тузиченко в единственном экземпляре (55 струн, 16 клавиш для басов на грифе), и рояль, на котором гости позволили наиграть несколько нот. И мне, как музейном специалисту, иногда работающему с незрячими посетителями, было интересно перенять опыт музея другого типа – мемориальной квартиры. 
Следует добавить, что особенностью работы Музея-квартиры Павла Тычины является широкое информирование о своих мероприятиях в соцсетях, в частности в Фейсбуке, что значительно облегчило мне формирования экскурсионной программы. Хотя программы и проекты для незрячих воплощаются, в частности, в Национальном музее истории Украины, который возглавила бывший директор Музея Павла Тычины Татьяна Сосновская, и в Национальном художественном музее Украины, – лучше всего информирование общественности и коллег ведет именно Литературно-мемориальный музей-квартира Павла Тычины, поэтому и наш выбор был отдан именно ему. Завершили день мы поздно вечером поездкой на  Майдан Независимости, где послушали караоке (по словам Алии, в Казани и Петербурге такого нет), а потом поднялись по улице Богдана Хмельницкого снова к Национальной опере со светомузыкальным фонтаном. Световая композиция была включена, но, к сожалению, без музыкального сопровождения – возможно, из-за поздней поры.
Четвертый, последний день Алии Нуруллиной в Киеве был единственным "не музейным», еще и потому, что понедельник (музейщики поймут!). Мы посетили Центральную специализированную библиотеку для слепых им. Николая Островского, что на Печерском спуске, затем встретились с техническим директором центра «Безбарьерная среда» Русланом Рубелем, который показал нам уже реализованные проекты по доступности города для незрячих. Это рельефные схемы вестибюлей Главпочтамта и описание брайлевским шрифтом пейзажа, открывающегося со смотровой площадки  на Днепр под аркой Дружбы народов. Такие информационные таблички с брайлевским текстом год назад были установлены, кроме названной, на Владимирской горке, на Пейзажной аллее, в Парке Вечной Славы, на пешеходном мосту. 
Они обозначают пешеходный маршрут для людей с недостатками зрения. Однако их часто портят и приходится менять, выполняя каждый раз с устойчивым материалов, а выпуклые рельефные точки брайлевского шрифта для незрячих срывают с основания. Кроме того, было бы просто отлично, если бы текстовая информация сопровождалась звуковой – маячком и аудиогидом, которые бы позволяли незрячим людям найти таблички с описанием самостоятельно, а звуковая информация будет полезна тем незрячим, кто не использует шрифт брайля. Отмечу здесь, что станции Киевского метрополитена и здание Главпочтамта оборудованы звуковыми маячками, позволяющими незрячим ориентироваться самостоятельно, а в ближайшем будущем систему звуковой навигации предполагают установить  в учреждениях на Крещатике и Майдане Независимости.
Говорить о полностью  доступной безбарьерной среде для инвалидов в Киеве, на мой взгляд, преждевременно, но она активно формируется и создается. Этим заняты многие государственные и общественные организации и активисты. Подытожу, что на этот раз с посещением ряда музеев не возникло никаких проблем ни по оплате, ни по обслуживанию. Прежде всего это связано с тем, что я сама музейный работник, но даже без солидарности и поддержки музейного сообщества ощутимы изменения к лучшему по открытости, пониманию, принятию особых посетителей.
Это большое достижение как музейщиков – от вахтеров и охранников до дирекции, – так и различных категорий посетителей, которые не устают объяснять, что для развития личности важны практика, общение, новые эмоции и впечатления, обмен опытом и информацией. Этот опыт будет разным, иногда принципиально отличным для всех сторон коммуникации, но он важен и необходим. Отдельный, требующий изучения вопрос – это оснащенность музеев Киева аудиогидами для самостоятельного знакомства с экспозицией. На будущее я уже формирую маршруты следующих экскурсий по Киеву, куда, с учетом доступности и транспорта, вероятно, войдут Национальный художественный музей Украины и Национальный музей истории Украины, Музей народной архитектуры и быта в с. Пирогов или «Мамаева слобода», парк макетов выдающихся сооружений Киева в Гидропарке и тому подобное. 
Автор: Юлия Патлань
Источник: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=4764&level1=main&level2=articles

Комментариев нет:

Отправить комментарий